paidiev (paidiev) wrote,
paidiev
paidiev

Categories:

Реформа электроэнергетики. Придётся повторить, снесли отовсюду.

Статью снесли отовсюду. Спасибо, её сохранили.

Повторю основные положения ниже.

Структура отрасли. Эта проблема была осознана уже к 1980 году. Были приняты необходимы решения и не позже 1995 года проблема была бы решена. Но пришёл Горбачёв, а там и Ельцин. Эта проблема называлась соотношением пиковых и базовых мощностей.

Базовые мощности - обычно это мощности тепловых станций. Они инерционны. Их трудно ввести и вывести из работы. Они дают общую нагрузку в сети. И именно их мощность перераспределяют по регионам по мере того, как рабочий день движется по часовым поясам.

Пиковые мощности . Обычно это гидроэлектростанции. Они легко включаются и выключаются. Долго они работать не могут: понижается зеркало воды в водохранилищах. А это чревато и экологическими и энергетическими катастрофами. Они снимают нагрузки в моменты самых больших пиков в сети.

И вот выяснилось, что в Европейской России находится большое количество базовых мощностей. Куда девать огромный ночной и вечерний избыток? В Центр и на Урал приходится везти топливо из Сибири и гнать обратно электроэнергию. А пропускная способность линий электропередач для этого не просто маловата: они не рассчитаны перегонять энергию в Сибирь. В Сибири много энергоёмких производств. Потребление стабильное. Но мощности в основном пиковые (исключение лишь Кузбасс). Они не могут работать без притока энергии с базовых электростанций. ГЭС не может работать всё время. Исключение составляют только ГЭС на реках с т.н. "зарегулированным стоком", но этих волжских и ангарских ГЭС мало. Изобилие энергии в Сибири с их ГЭС оказалось кажущимся. Кстати и в моменты пиков перегнать столько энергии по имеющимся ЛЭП на Запад с Востока очень сложно.

Отметим главное : Избыток базовой энергии в Европейской части, которую надо перегонять в Сибирь. А для её производства приходится везти топливо из Сибири. Разорительность такой ситуации видна невооружённым взглядом.

Проблема была осознана в середине 70-х годов и были намечены пути её устранения к середине 90-х: · В Европейской части были начали строить пиковые мощности на базе манёвренных газотурбинных установок. Отметьте слово газовых. · Энергетику Европейской России перевели на газ. Везти низкосортный уголь из Сибири (а других энергетических углей в России реально нет) чистое разорение. · В Сибири начали строить базовые тепловые мощности на основе угля, отходов нефтепереработки и газа. · В европейской России начали активно развивать атомную энергетику, самый типичный пример инерционных базовых мощностей. · Начали строить ЛЭП для переброски избытков базовых мощностей из Европы в Сибирь. Первую очередь успели построить на Урале. · Для гибкого манёвра сибирскими пиковыми мощностями продолжили строить сверхмощные ЛЭП. Но тут началась перестройка и все проблемы остались. Появились новые, типа той, что мощная ЛЭП - миллионник по манёвру энергией осталась в Казахстане и пользоваться ей стало невозможно.

Перебрасывать энергию базовых мощностей на Запад - на Украину и Белоруссию стало экономически бессмысленным. Благодаря украинским соседям её не перебросить и в бывшие страны СЭВ. Строительство тепловых станций в Сибири, а атомных в европейской части угробили экологи. И таких грустных вещей можно назвать много.

Эффективность энергетики как системы резко упала. Что её спасает:

1. В европейской России успели перейти на газ. Если бы по-прежнему топили углем, то экономика страны рухнула бы.

2. Развитая атомная энергетика.

3. Перенакопление дорогих основных фондов, эксплуатация которых сверх эффективна. Этот феномен обеспечили особенности денежной системы бывшего СССР. Этот механизм был главным завоеванием социализма. Этот пункт следует рассмотреть подробней: Электроэнергетика как Система создавалась в мире дешёвого кредита. На капитальных вложениях не экономили. Применявшаяся в СССР методика оценки эффективности капитальных вложений Хачатурова - из двух проектов выбирала самый капиталоёмкий. Но зато экономивший на текущих затратах. Эффективность капвложений предполагала практически бесплатные деньги. Стоит подробнее почитать книги В.В. Денисова, там эти проблемы очень хорошо рассмотрены.

Экономист Л. Пайдиев в своей диссертации я подробно раскритиковал эту вредительскую методику. Эти методики помогли рухнуть социализму. На такой подход помогает энергетикам - текущие издержки на содержание работающих станций ничтожны. Они многократно превосходят показатели аналогичных зарубежных станций. Там то инвестиции привлекали на фондовом рынке. Поэтому экономя капвложения там ухудшали текущую эффективность, увеличивали издержки. Основные фонды российской электроэнергетики огромны, а затраты на их поддержание ничтожны.

Резерв для манёвра при модернизации и реформировании энергетики - огромные амортизационные отчисления с гигантских и дико фондоёмких объектов советской энергетики.

В 90гг к этим проблемам добавилась проблема неплатёжеспособности потребителей. И эта проблема является основной. Заменить газ углем или торфом в российской энергетике сегодня невозможно. Мазут не спасёт ситуацию. Для перехода на уголь нужны миллиарды рублей сразу. А потом текущие издержки вырастают в разы. Проблема неплатежей не просто обострится, а станет неразрешимой. При сокращении производства энергии ввезти её не получится: если сегодня не платят за дешёвую, то тем более не заплатят за дорогую.

Поэтому проблема стоит просто: какие производства должны закрыться. Кто волевым путём должен лишиться энергии? Население за энергию платит. Причём население потребляет энергию НЕДЕФИЦИТНУЮ. Задолжали города, задолжали заводы. Кого закрыть? И тут мировой опыт показывает, что такая проблема не решается рыночными методами. Там где отрезают от монопольного производителя, рынок не действует, во время голода хлеб делят по иным принципам, чем в мирные времена. Пока народное хозяйство, экономика России имеет низкую эффективность, оно не может платить за электричество справедливую цену. Попытки брать с потребителей больше просто спровоцируют кризис.
Надо поднимать эффективность всей экономики. И тогда за ней потянется такая инфраструктурная отрасль как энергетика. Которая пока по своим экономическим параметрам как система ничуть не хуже, но лучше энергетики США. Но идеологические мифы заставляют искать некие псевдорешения по привлечению инвестиций Придут добрые инвесторы. Но им надо дать прибыль. И именно в энергетике.

Вначале была идея выкрутится за счёт населения. В СМИ и документах Правительства начался и продолжается вой про население, которое много потребляет. И его надо дотировать промышленности. Это чушь.

1. Население живёт прежде всего в Европе, где избыток базовых мощностей. А промышленные потребители энергии прежде всего в Сибири и на Урале. И энергия из Европы перегоняется в Сибирь по максимуму, больше технически невозможно. Если вечером люди не будут включать телевизоры и световую рекламу в Москве, то это электричество просто пропадёт.

2. В 1991 году Россия еще производила больше триллиона - 1047.00 млрд. квт.ч. электроэнергии. Население потребляло из неё 180 млрд. квт.ч. США производили 2100 млрд. квт.ч. В США население потребляло 1100 млрд. квт.ч., прочее промышленность. То есть пятьдесят на пятьдесят. В России же основной потребитель энергии промышленность. В отличие, от США на населении ничего сэкономишь. Поэтому о населении просто следует забыть.

В ходе перестройки погибли самые энергоэкономичные отрасли народного хозяйства и остались самые энергоёмкие: алюминиевая, медная, химическая. Сократить энергопотребление в стране можно только двумя путями: · Развивая неэнергоёмкие производства. · Вводя энергосберегающие технологии на существующих энергоёмких производствах. И то и другое требует подлинной революции и огромных капитальных вложений. Так что надо развивать энергетику. Если улучшить её структуру, то стоимость энергии упадёт, проблема неплатежей ослабеет.

Идея Чубайса - частные инвестиции. Приход иностранцев должен спасти нас. Суть реформы по Чубайсу в том, чтобы отделить то, что можно продать - генерирующие мощности и локальные сети, от того, что продать нельзя - магистральных ЛЭП. Последние сохранятся за РАО. Первым следствием будет то, что описанная выше система перекрестного субсидирования будет ликвидирована. Неэффективные мощности закроют. Но с ними, подчеркну я, закроются и их потребители. Во что это выльется? Ведь не случайно частные инвесторы так низко оценили будущее РАО после обнародования планов по его реформе. На частные иностранные деньги реконструировать систему? Но иностранцам нужна высокая прибыль. В энергетике её нет. Именно в энергетике США сложилась система инвестиционных облигаций и привилегированных акций: платят понемногу, но зато долго и стабильно. Но кто купит аналогичные бумаги российских кампаний? После этого можно сразу прекратить рассмотрение планов Чубайса.

Где можно получить быстрые и большие деньги? Чубайс выводит в единую кампанию сети. Разумно. Но откуда деньги там, в сетях, особенно на развитие огромных ЛЭП по перетоку энергии? Их должны дать станции. И именно туда должны прийти частные инвесторы. И каковы у них перспективы? Да имеет смысл купить газотурбинную станцию в европейской России. Если есть договор о сотрудничестве с Газпромом. А если договора нет? Смысла покупать нет. Можно купить тепловую станцию в Европейской России. Но если нет договора с Газпромом, то смысла нет. На угле и торфе затраты не окупят себя. Можно купить ГЭС в Сибири. Но надо иметь гарантии того, что по ЛЭП из Кузбасса тепловые станции стабильно будут подпитывать твоих потребителей. Иначе твои потребители обанкротятся. То есть рискованными становятся проекты даже по покупке готовых мощностей.

При высоких рисках частный инвестор ведёт себя как хищник. Особенно это опасно, если он дёшево получает дорогие фонды. Электроэнергетика это канонический случай такой опасной ситуации. А ведь смысл в том, что надо ввести новые мощности. Не просто латать старые, а ввести принципиально новые, дабы устранить диспропорции: Тепловые станции в Сибири. ЛЭП. Низковольтные передающие системы за пределы Урала. Газотурбинные установки в европейской России. Если систему не спасти целиком, то рыночное равновесие установится на более низком уровне производства электроэнергии. Попросту, инвестор, скупив отрасль должен или оплатить упомянутые проекты или снизить производство энергии минимум на треть от существующего уровня. Это не преувеличение и это экономически возможно: базовые тепловые мощности на угле следует вывести из эксплуатации, одновременно превратить гидростанции по максимуму в базовые (то есть использовать их понемножку, равномерно).

Чубайс разделяет кампанию, пытается ликвидировать перекрестное субсидирование. Но это значит, что:

Закроются самые неэффективные ТЭС на угле. А значит, умрут многие энергоёмкие производства. И это больно ударит и по регионам и по собственникам предприятий. · В кратчайшие сроки энергетика станет капиталистическим предприятием извлекающим прибыль, а значит прекратит субсидировать за счёт подаренных ей фондов СССР прочие отрасли. · Отрасль не только будет возмещать огромные дорогие фонды, но и попытается получить прибыль. В итоге эффективность и конкурентоспособность всей экономики упадёт ещё больше. В итоге страна лишиться большей части цветной, прежде всего алюминиевой промышленности, нефтехимии. Это означает в переводе на русский плохую конъюнктуру и низкие заработки энергетиков.

Вот и более обстоятельный ответ о реальности реформы. Если же её всё таки начать, то Система далее будет развиваться помимо воли Чубайса. Инвесторы задёшево получат гигантские фонды и превратят их в ликвидную форму, "зелень". Это единственное разумное поведение предпринимателя в таких условиях.

Тем более в эти дни проявилось уязвимое звено, главный фактор риска при вложениях в энергетику: ГАЗ. Его не хватает для экспорта и внутреннего потребления. И эта проблема не будет иметь эффективного решения на ближайшие годы. Если в 1991 году его добыча составила 643.00 млрд.куб.м., (в 1992 году, когда стали давать эффект последние инвестиции по энергетической прогорамме Госплана имени тов. Байбакова, даже выросла до 695.30 млрд.куб.м.), то в 1999 упала до 563.00 млрд. куб. м.

Для частного инвестора при покупке в электроэнергетике России важны стабильные поставки газа. И их интересы защитил Чубайс. Эти инвесторы газ получат. Но прочих то куда, на уголь? То есть на закрытие? Значит решение о судьбах развития страны принято помимо её Власти, и Чубайс со своим диким упорством будет проводит его в жизнь: производство энергии в России стихийно могут сократить минимум на треть от 850 млрд. квт.ч. в 200-х г и тогда к нам придут капиталы из за рубежа. Купить отрасль и снять сливки, не строить новое, а именно купить и снять. В итоге сам того не желая Чубайс спровоцировал кризис проводимого либерального курса, поэтому его поддержка сократилась. И первым его ударил либерал Илларионов. Лучше пожертвовать Чубайсом, чем самой возможностью проводить избранный курс. РАО должно и дальше оплачивать и этот курс, и экономическую стабильность, и выплату внешнего долга.

Но повторюсь, главное в другом, в том, что по большому счёту Чубайс не прав по реформе энергетики:

1. Импортировать энергию? Это нам не грозит. За дешёвую свою нечем платить.

2. Выбытие мощностей становится экономически неизбежным задолго до их износа. А переход на уголь в европейской России это уже автоматическое закрытие.

3. Платёжеспособность потребителей не может серьёзно улучшиться. Особенно в ближайшие годы. Даже если в стране будет сверхэффективная экономическая система. Экономика будет нуждаться в замене фондов. Значит в стране должна быть дешёвая энергия. И значит надо повышать эффективность всего энергетического комплекса. Эффективность энергетики можно повысить или выведением 40 % фондов и сокращением производства энергии на треть. Или устранением диспропорций.

4. Энергетика нуждается даже не в средствах на ремонт изношенных фондов, сколько в огромных капитальных вложениях для устранения диспропорций, сложившихся в прошлые годы. Частный капитал не сможет устранить их по определению. Он не может омертвлять такие средства на столь долгий срок при таких рисках. Таким образом, реформа, нацеленная на привлечение частного инвестора, бессмысленна изначально.

5. Что представляет из себя сокращение производства энергии на треть в стране, где население потребляет едва 20% энергии. Что будет закрыто? Каковы последствия? Значит, придётся господам либералам делать столь нелюбимый ими индикативный план развития народного хозяйства, который они так не любят делать. Им придётся отходить от тех программ, за которые их так только что хвалили МВФовцы. Что надо делать? Надо переходить к мобилизационной модели. Газовый кризис лишил либералов шансов раньше, чем кто либо ожидал. Какие отрасли и регионы мы зарежем и во что это выльется? Это уже планирование, индикативное, но планирование. Без него нельзя в мире огромных инвестиций, как бы кто не думал иначе.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments