paidiev (paidiev) wrote,
paidiev
paidiev

Был на диспуте АНЦЭА.

В четверг, 20.09.18. Обсуждалась пенсионная реформа.
Презентация официальной точки зрения там вывешена. Очень хороший и аргументированный доклад.  К сожалению презентация его оппонента Назарова отсутствует до сих пор.
Поэтому по памяти выделю главное:
55% работников (причём процент мужчин выше) к 55 годам имеют право на пенсию по инвалидности по 7 основным нозологиям (типам заболеваний) так что повышение пенсионного возраста бессмысленно с финансовой точки зрения. Русские люди работают много и тяжело, в скверных условиях, такова отраслевая  структура экономики России. «Русские пьяницы и лодыри» это из мифов госпропаганды.  В США при меньших нагрузках почти три четверти работников сидит на прозаке. В России же никто не учит людей пользоваться подобными антидепрессантами и стимуляторами, их заменяет водка, что более разрушительно для здоровья.
Оба доклада отражают серьёзную работу по подготовке пенсионной реформы. Однако проводимые мероприятия властей никак не ориентировались на эти исследования. По общему мнению их горизонт три года: быстро срубить денег по лёгкому в течении этих трёх лет. Потом будет потом.
Причина сжатия экономики России в принципе известна давным давно. Глазьев или Белоусов близкие к Власти об этом не первый год пишут. Вот и  их спецы только что резюмировали:
«Последние два года характеризовались довольно умеренной динамикой инвестиций в основной капитал (2017 г.: +4.4%, 2018 г., оценка: 4.0-4.4%). Как ранее отмечалось, такая ситуация была, как представляется, во многом связана с жесткой процентной политикой Банка России. С одной стороны, возник разрыв между доходностью реальных активов в большинстве отраслей – и доходностью финансовых активов (см. Рисунок 2). В итоге, накопление финансовых активов – менее рискованная операция, чем инвестирование в производственные проекты – для предприятий оказалось ещё и более доходным (и, действительно, на фоне торможения роста инвестиций остатки предприятий на счетах в банках выросли)
С другой стороны, по цене привлечения кредитные ресурсы оказались недоступны большинству производителей, за исключением, возможно, некоторых рентных сырьевых отраслей. Соответственно, наметился явный переход к финансированию инвестиций из собственных средств компаний. ……Это, в свою очередь, определяется как воздействием санкций на финансовый рынок, так и высокими процентными ставками по денежному рынку в целом – с соответствующими последствиями для возможности компаний привлекать средства на открытых рынках. Понятно, что такая модель, самофинансирования инвестиционного процесса не могла не иметь существенных ограничений – тем более в ситуации, когда финансы самих предприятий оказались в «зоне неустойчивости»(с).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments