paidiev (paidiev) wrote,
paidiev
paidiev

Category:

О международных финансах. Прдолжение.

Укрепление финансовой системы, присвоение крупным банковским капиталом части сеньоража эмитента через механизм денежного мультипликатора обеспечило гос-подство идей золотого монометаллизма в практике эмиссионных банков: банкноты цен-тральных банков получили двойное обеспечение – золотое и вексельное (товарное). Банк-ноты менялись на золото по фиксированному курсу. Эмиссия для государства становилась дорогой, а значит ограниченной. Необходимые для экономики деньги, опираясь на надёж-ные деньги государства, эмитировала банковская система.
Однако эта система была нестабильна. Создание необходимого золотого запаса (678 млн. рублей в 1895 году), потребовало от Российской империи огромных усилий, форсированного экспорта хлеба. «Недоедим, а вывезем!» – бодро заявил министр финан-сов С. Вышнеградский в 1892 го
Такая денежно-кредитная политика была одной из важнейших причин двух революций. Большая часть огромного золотого запаса (1,5 млрд. золотых рублей) была разграблена в ходе Гражданской войны, не принеся России никакой пользы.
После Первой мировой войны золото использовалось лишь для обеспечения опла-ты сальдо внешней торговли. С этой целью в соответствии с денежной реформой 1925-1928 годов в Англии был введен золотослитковый стандарт. Банкноты Банка Англии об-менивались на золото не в монетах, как раньше, а при условии предъявления их на круп-ную сумму, эквивалентную 400 тройским унциям (12,4 кг), что составляло около 1700 фунтов стерлингов. В 1928 году размер необеспеченной золотом эмиссии был увеличен до 260 млн. фунтов стерлингов, а казначейству было предоставлено право, по согласованию с Банком Англии, расширять или сокращать ее размеры.
Но даже такая торговая страна как Англия, имевшая возможность в любой момент обеспечить положительное сальдо торгового и платёжного баланса благодаря прямому административному регулированию торговли многочисленных колоний и доминионов, в 1931 году отменила золотослитковый стандарт.
В настоящее время основным обеспечением банкнот являются ценные бумаги кор-пораций, золотовалютные резервы (запасы иностранных валют), государственные ценные бумаги. То есть, основание эмиссионной пирамиды стало ещё более шатким.
В 1970-1980 годы идеологию «валютного управления», «currency board» обоснова-ли так называемые «монетаристы» во главе с М. Фридманом. Согласно этой теории, госу-дарство могло быть эмитентом, но все выгоды должны были присваивать крупнейшие банки. Данная теория была существенным регрессом в экономической мысли.
Монетаризм отвергает идею вливания денежной массы под экономический рост, под рост товарооборота. В этой теории на качественно новом этапе повторяется идея зо-лотого обеспечения денежной массы и твёрдых денег: вместо государства функцию эмис-сии большей части безналичных денег начинает выполнять другой экономический агент. Государство лишь должно обеспечить для этого агента, приобретающего огромную власть из факта эмиссии денег, надёжной денежной базой. Как и в 19 веке, этим агентом является укрепившийся финансовый капитал, более не нуждающийся в опёке и защите государства.
Причина живучести монетаризма, несостоятельность которого доказана давным-давно и в массе работ, и в жизнисостоит в его практической пользе для международного финансового капитала. Для общества всегда выгоднее умеренная инфляция. При прочих равных условиях, и при той, и при другой политике экономика окажется в одной и той же точке. Хитрые экономические агенты приспособятся и будут оценивать цены правильно.
Если посмотреть не на конечную точку, а на траекторию, то легко увидеть, что вначале дефляция вызывает спад, шок, а инфляция – рост. «Горбик» этих двух графиков означает дополнительное национальное богатство, созданное при прове-дении инфляционной политики. Так что, «при прочих равных условиях» не получа-ется. Впрочем, дело не в этом. Дело в том, кто присваивает выгоды от эмиссии – общество, бюрократия центрального банка или крупнейшие международные банки. Эту простую вещь и скрывают за шумом и визгом диких споров между кейнсианцами и монетаристами.
Кейнсианцы отстаивают интересы банков, связанных с центральным банком госу-дарства, монетаристы – интересы крупнейших транснациональных финансовых корпораций. И те и другие при взаимной ненависти и борьбе с применением любых средств, упрямо скрывают от общества суть конфликта. Господство международной финансовой олигархии везде и всегда приводит к одному результату. Несчастная Порочность этих идей в том, что, как и в средние века, страна для увеличения оборотов торговли (порождённых то ли ростом экономики, то ли углублением разде-ления труда) должна сначала закупить за рубежом золота или долларов за реальные товары, а лишь потом экономика начнёт расти. Нелепость подобной теории лежит на поверхности. Но зато, какие выгоды для крупнейших банков! И эту грубую истину скрывают тысячи томов лженаучных сочинений.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments