?

Log in

No account? Create an account
Экономика и политика
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Wednesday, February 22nd, 2006

Time Event
12:29p
Коричнево красный. Об экономической эффективности.
Прочитал я вчера «Антифашистский пакт» и до сих пор не могу прийти в себя от огорчения. Мудрые люди уже объяснили мне: плюнь, мы живём в мире, где слова и идеи девальвированы полностью, одной глупостью больше, одной подлостью меньше. Всё как всегда уйдёт в свисток и песок.
Просто я много сил потратил на внедрение в жизнь определённых взглядов на финансовую систему и экономику. И всё впустую.
http://is.park.ru/doc.jsp?listno=2166595&listcd=53&listmd=73&listfile=pub&urn=2485519
Прагматичная и политика «здравого смысла» – это политика нацеленная эффективность. Что такое экономическая эффективность?
Давным-давно я писал диссертацию по теме эффективности капитальных вложений в сфере НИОКР. Называлась она круто: «Общественная мера труда, основа системы критериев эффективности». И пришёл к простым и очевидным выводам:
Понятие эффективность не существует вне целевой функции и максимизируемого критерия. Максимизироваться может прибыль отдельного капиталиста или валовый внутренний продукт страны (ВВП).
Если целью общества является Нация – то критерий эффективности ВВП, если Прибыль капиталиста – норма прибыли. В реальной жизни между этими критериями возникает мощнейшее противоречие.
Руководствуясь, реально, десятыми долями процентного пункта капиталист принимает решение о размещении производства в том или ином регионе, о выводе или развитии производства на данной территории. Эта мизерная разница приводит к тому, что потери данной страны или региона в сотни раз превышают эту дельту прибыли капиталиста. Страна неудачница теряет заработную плату рабочих, налоги, доходы сопряжённых производств –смежников (кому нужны услуги строителей и ремонтников?), обесценивается недвижимость. Об этом первым написал Ф. Лист.
Эта разница критериев была официально закреплена в т.н. «Методике оценки эффективности капитальных вложений в развивающихся странах» ЮНИДО. Выдающуюся роль в этом сыграл советский экономист Е.И. Кабанов.
Блестящий японский экономист Т. Хашимура в теореме «о магистрали». доказал, что экономическое развитие стремится к оптимальной траектории. Проблема только в том, какие критерии оптимальности заданы, это во первых, а во вторых оптимальность достигается в рамках всего мирового хозяйства. С точки зрения глобальной экономики производство во многих странах просто должно исчезнуть, тем жёстче должно быть управление экономическими процессами в таких странах. Японские экономисты строили и строят натуральные балансы на порядок более детализованные, чем Госплан. Более того, активно развивали натурально стоимостные балансы, технологией построения которых Госплан, так и не овладел. Причина проста: долгое время экспортные предприятия обеспечивали высочайшую эффективность в мире (минимальные издержки, при минимальном качестве), а вот смежники этих передовиков уступали американским и европейским предприятиям в разы.
Просто в Японии критерием эффективности была «Нация».
Различия в текущей экономической политике стран, ставящих в качетве критерия «Нация» и «Норма прибыли», огромны. Например, критерии эти приводятся по времени, дисконтируются. Капиталист ориентируется на стоимость капитала на международных финансовых рынках, отсюда вытекает срок окупаемости проекта. А руководитель министерства определяет срок, в течении которого надо достигнуть установленных целей (например, в 1907 Германия поставила задачу выиграть линкорную гонку у Англии к 1917 году) и под это манипулирует ставкой процента в стране по отраслям.
В 80-е годы теория национальной экономики была в загоне. Итогом этого был вывод производств в нищие страны и ввоз дешёвой рабочей силы в развитые. Итог очевиден: мир беременен новой войной.
Я не пытаюсь рассуждать о том, как должно быть истрачено увеличивающееся национальное богатство, это предмет религии, културологии, прогнозирования развития науки т.д.
Тут прочитал книгу (монаха, принявшего постриг) В.В. Симонова «Церковь – Общество – Хозяйство» 2005.
Книга очень необычна. Автор подходит к анализу явлений с принципиально иных гносеологических позиций. Он опирается на мнение Отцов Церкви и Священное предание и приходит к определённым выводам.
Первая треть книги посвящена у него обоснованию того, что зарабатывать деньги и заниматься хозяйственной деятельностью – вещь добрая и Отцами Церкви одобряемая. Рынок вполне допустим. Я бы лично не потратил на такие обоснования и абзаца.
А вот далее, интереснее. В чём смысл экономической активности?
Экономика должна служить человеку. Человек не может быть рабом экономики и, тем более, прибыли. Общество должно подчинить эту стихию и не быть её рабом. При этом речь идёт не о поддержании безграничного потребительства, но об обеспечении развития человеческой личности. В итоге Отцы Церкви полностью солидарны с «Основным экономическим законом социализма» И.В. Сталина. Создаётся впечатление, вспоминаю дискуссию 50-х, что в ИХ наставлениях Сталин его и вычитал.
(Поразил ещё одни момент: по действующему законодательству хозяйственная деятельность превратило РПЦ в конгломерат феодальных вложений. Патриарх живёт на свои, епископы на свои. С точки зрения маммоны, каждому выгодно провозгласить какую-нибудь свою, особенную церковь. Только настроения паствы этому не способствуют и скрепя сердце они вынуждены делится с Патриархом. Впрочем, можно и не делится: ничего он сделать не может. То есть с хозяйственно – экономической точки зрения РПЦ нет. Царство не от Мира Сего).
Сегодня правящие политики в России поставили иную задачу: подчинить Русскую нацию и Россию целям максимизации прибыли транснациональных корпораций. Болваны. Хорошо жить в Швейцарии и Германии, где жизнь идёт по законам национального государства. А вот мир международного капитала жесток до предела. Так жесток, что аналогии из мира животных не проходят. Ибо животные, какой-нибудь удав, убивают только для еды.
1:03p
Суть международных финансовых отношений.
Со времён финикийцев известно, что деньги создаются из воздуха. Тот, кто сможет создать финансовую систему, обогащается невероятно, так как на него начинает работать бесплатно всё общество: и неграмотные землекопы, и лучшие умы государства. Без такого механизма экономика обречена на натуральное хозяйство. Каждый процент прироста то-варооборота, роста экономической активности требует вначале покупки денег.
Века назад мудрые люди в Испании и Италии поняли суть денежной политики, ме-ханизма «кредитной экспансии». Деньги вбрасываются одновременно с началом процесса производства. Именно наличие потенциального спроса в экономике, а не поступление денег извне,"из за бугра" является толчком для начала производства
Родоначальником понимания денежно-кредитной политики как инструмента эко-номического роста явился Дж. Ло в 18 веке. В каноническом виде эти идеи были изложе-ны Дж. М. Кейнсом в 1936 году в его прославленной работе «Общая теория занятости, процента и денег». Он обосновал необходимость постоянного и широкого вмешательства государства в экономическую жизнь при помощи преимущественно финансовых инстру-ментов регулирования во избежание экономических кризисов и обеспечение занятости.
Отлично известно, как создавались такие системы. Отлично известно их нехитрое устройство. В Германии в 19 веке Бисмарковское государство активно проводило полити-ку догоняющего развития, политику форсированной индустриализации. Основой этого была политика национального возрождения, национального единства и внешнеторговой экспансии. Рейхсбанк был создан в 1876 году как орган правительства. Он был полно-стью подчинен правительству, поскольку решал очень важную задачу - объединение эко-номического пространства Германии, раздробленной страны, которая только-только до-билась территориального объединения. В то время была поставлена и решена проблема: деньги должны вбрасываться в экономику до начала производства, но не вызывать при этом инфляционного эффекта. Основой финансирования экономики была система переучёта переводных векселей, так называемая «немецкая схема». На сегодняшний день в чистом виде эта схема сохранилась лишь в Швейцарии. Но именно она лежит в основе практически всех схем кредитования малого и среднего бизнеса.
Не следует думать, что только государство может эмитировать деньги. Развитая система коммерческих банков, тесно связанных между собой корреспондентским отноше-ниями и переплётённых отношениями собственности, также способна эмитировать безна-личные деньги. Это явление получило и название «денежно-кредитный мультипликатор». Наиболее подробно действие этого механизма в финансовой системе описано на примере США.Упрощённо можно описать систему мультипликатора следующим образом.
Предприятие кладёт деньги в банк. Потом банк выдаёт за счёт этих средств кредит. Получатель кредита также кладёт деньги в свой банк. Этот банк также выдаёт кредит. В итоге первоначальная сумма денег не просто обслуживает эти сделки, но и реально увели-чивается. Количество денег, которыми располагает банковская система, увеличивается после каждой транзакции. Если осуществлять такую операцию даже фиктивно в системе банков, принадлежащих одному собственнику, то количество денег в его распоряжении становится больше.
Следствием этой системы будет то, что если одна из транзакций не состоится, то обрушивается вся цепочка этих платежей, денежная масса обвально сжимается. Для огра-ничения этого явления государство ввело систему так называемых «обязательных резер-вов». Получив депозит, коммерческий банк обязан перечислить на специальные счета центрального банка определённый процент от суммы. Поэтому после каждой транзакции мультипликатор начинает уменьшаться. После Великой депрессии 1930-х годов обяза-тельные резервы стали всеобщей практикой.
Сегодня политика обязательных, или минимальных резервов используются практи-чески во всех промышленно развитых странах, хотя роль этого инструмента всё более снижается. Нормы обязательных резервов ограничивают кредитный мультпликатор, но чем крупнее банк, чем больше у него филиалов, особенно международных, тем меньшее воздействие на его деятельность играет этот норматив. Так Федеральная резервная систе-ма США не контролирует обращение долларов за пределами США. Сфера её ответствен-ности – территория США.
Контроль за обращением долларов осуществляется центральным банком соответ-ствующей страны. Однако возможности регулировать оборот иностранной валюты в рас-чётах своей страны для местного банка всегда ограничены (например, как влиять на рас-чёты двух российских фирм, которые провели свои взаимозачёты через оффшорные бан-ки). В итоге возможности денежной мультипликации крупных финансовых структур поч-ти неограниченны. В этом и состоит суть системы банков, выведенных из под юрисдик-ции США: количество безналичных долларов, обращающихся в мире, в разы превышает эмитированные Федеральной резервной системой.
Благодаря денежно-кредитному мультипликатору количество денег в обращении существенно больше, чем количество денег, эмитированных центральным банком. День-ги, эмитированные центральным банком, называют «денежной базой». Производные от них инструменты, реально обслуживающие расчёты, существенно больше этой величины. Описывающие их показатели называются денежными агрегатами (М1, М2, М3,N, ит.д.
Денежно-кредитный мультипликатор банковской системы увеличивает количество денег, эмитированных центральным банком, в разы. Достаточно отметить, что от 75 до 90% денежной массы в большинстве стран составляют банковские депозиты и лишь 25-10% - банкноты центрального банка. Денежно-кредитный мультипликатор позволяет воз-ложить все тяготы эмиссии на государство и общество, а выгоды передать наиболее круп-ным банкам с развитой филиальной сетью.
Для эмиссии коммерческих банков необходимо надёжное основание: ликвид-ные и надёжные деньги, ведь малейшее нарушение в цепочке способно обрушить всю пирамиду. Эмитировать такие деньги по силам лишь государству: только госу-дарство может обеспечить необходимый уровень ликвидности, заставить всех эко-номических агентов страны принимать свои расчётные средства в обязательном по-рядке. Ответом на этот запрос финансовой системы были две идеи: золотое обеспе-чение банкнот и независимость эмиссионного центра от Правительства.
Первоначально эмиссия банкнот не имела никакого покрытия, их обмен на золото и серебро шёл по рыночному или установленному государству курсам. Так в течении 18- 19 веков капиталом для русского купца была пачка ассигнаций (казначейских билетов), не обеспеченных ничем, кроме доверия к Российскому Императору.
1:03p
О международных финансах. Прдолжение.
Укрепление финансовой системы, присвоение крупным банковским капиталом части сеньоража эмитента через механизм денежного мультипликатора обеспечило гос-подство идей золотого монометаллизма в практике эмиссионных банков: банкноты цен-тральных банков получили двойное обеспечение – золотое и вексельное (товарное). Банк-ноты менялись на золото по фиксированному курсу. Эмиссия для государства становилась дорогой, а значит ограниченной. Необходимые для экономики деньги, опираясь на надёж-ные деньги государства, эмитировала банковская система.
Однако эта система была нестабильна. Создание необходимого золотого запаса (678 млн. рублей в 1895 году), потребовало от Российской империи огромных усилий, форсированного экспорта хлеба. «Недоедим, а вывезем!» – бодро заявил министр финан-сов С. Вышнеградский в 1892 го
Такая денежно-кредитная политика была одной из важнейших причин двух революций. Большая часть огромного золотого запаса (1,5 млрд. золотых рублей) была разграблена в ходе Гражданской войны, не принеся России никакой пользы.
После Первой мировой войны золото использовалось лишь для обеспечения опла-ты сальдо внешней торговли. С этой целью в соответствии с денежной реформой 1925-1928 годов в Англии был введен золотослитковый стандарт. Банкноты Банка Англии об-менивались на золото не в монетах, как раньше, а при условии предъявления их на круп-ную сумму, эквивалентную 400 тройским унциям (12,4 кг), что составляло около 1700 фунтов стерлингов. В 1928 году размер необеспеченной золотом эмиссии был увеличен до 260 млн. фунтов стерлингов, а казначейству было предоставлено право, по согласованию с Банком Англии, расширять или сокращать ее размеры.
Но даже такая торговая страна как Англия, имевшая возможность в любой момент обеспечить положительное сальдо торгового и платёжного баланса благодаря прямому административному регулированию торговли многочисленных колоний и доминионов, в 1931 году отменила золотослитковый стандарт.
В настоящее время основным обеспечением банкнот являются ценные бумаги кор-пораций, золотовалютные резервы (запасы иностранных валют), государственные ценные бумаги. То есть, основание эмиссионной пирамиды стало ещё более шатким.
В 1970-1980 годы идеологию «валютного управления», «currency board» обоснова-ли так называемые «монетаристы» во главе с М. Фридманом. Согласно этой теории, госу-дарство могло быть эмитентом, но все выгоды должны были присваивать крупнейшие банки. Данная теория была существенным регрессом в экономической мысли.
Монетаризм отвергает идею вливания денежной массы под экономический рост, под рост товарооборота. В этой теории на качественно новом этапе повторяется идея зо-лотого обеспечения денежной массы и твёрдых денег: вместо государства функцию эмис-сии большей части безналичных денег начинает выполнять другой экономический агент. Государство лишь должно обеспечить для этого агента, приобретающего огромную власть из факта эмиссии денег, надёжной денежной базой. Как и в 19 веке, этим агентом является укрепившийся финансовый капитал, более не нуждающийся в опёке и защите государства.
Причина живучести монетаризма, несостоятельность которого доказана давным-давно и в массе работ, и в жизнисостоит в его практической пользе для международного финансового капитала. Для общества всегда выгоднее умеренная инфляция. При прочих равных условиях, и при той, и при другой политике экономика окажется в одной и той же точке. Хитрые экономические агенты приспособятся и будут оценивать цены правильно.
Если посмотреть не на конечную точку, а на траекторию, то легко увидеть, что вначале дефляция вызывает спад, шок, а инфляция – рост. «Горбик» этих двух графиков означает дополнительное национальное богатство, созданное при прове-дении инфляционной политики. Так что, «при прочих равных условиях» не получа-ется. Впрочем, дело не в этом. Дело в том, кто присваивает выгоды от эмиссии – общество, бюрократия центрального банка или крупнейшие международные банки. Эту простую вещь и скрывают за шумом и визгом диких споров между кейнсианцами и монетаристами.
Кейнсианцы отстаивают интересы банков, связанных с центральным банком госу-дарства, монетаристы – интересы крупнейших транснациональных финансовых корпораций. И те и другие при взаимной ненависти и борьбе с применением любых средств, упрямо скрывают от общества суть конфликта. Господство международной финансовой олигархии везде и всегда приводит к одному результату. Несчастная Порочность этих идей в том, что, как и в средние века, страна для увеличения оборотов торговли (порождённых то ли ростом экономики, то ли углублением разде-ления труда) должна сначала закупить за рубежом золота или долларов за реальные товары, а лишь потом экономика начнёт расти. Нелепость подобной теории лежит на поверхности. Но зато, какие выгоды для крупнейших банков! И эту грубую истину скрывают тысячи томов лженаучных сочинений.
1:11p
Вернемся ненадолго в 19 век. При Бисмарке в Швейцарии была создана и первая в мире система оффшорных банков. Банки Швейцарии выполняли следующие функции.
1. Отдушина для элиты. Именно там коммерсанты могли оставить средства для красивой жизни и потратить их. В государстве национального единства, патернализма и строгой пуританской морали вести следовало себя скромно.
2. «Чёрная касса» для завоевания рынков в мире империализма и монополизма. Именно в швейцарских банках концентрировались средства на взятки и теневые операции немецких концернов. Элементы этого сохранились до сих пор в законодательстве Германии: при поставке в ряд стран (например, в Россию или арабские страны, куда продаются автомашины или электрогенераторы) фирма может официально отнести на себестоимость расходы на взятки до 5% от стоимости контракта.
3. Место работы спецслужб. Бисмарк понимал, что богатым людям нужны вольно-сти. Ведь если им не дать желаемое, то они все равно купят то, что хотят, но –помимо государства. Так, азартные игры запрещены повсюду, но не в дорогих гостиницах. Сознательно созданные свободные зоны позволяли контролировать разрешённые вольности элиты. Враги Рейха немедленно отправлялись в Моабит или Маутхаузен.
Главное преимущество системы оффшорных банков проявилось после Второй мировой войны, когда сложилась глобальная сеть оффшоров. Мир оффшоров – это мир соз-дания денег из воздуха. Система оффшорных банков выгодна крупнейшим банкам. Эмитент частной валюты сталкивается с теми же проблемами, что и государство: необходимо нести большие затраты на поддержание обращение валюты, а прибыль получается лишь в момент эмиссии. Для купирования кризиса ликвидности и необходимо иметь ликвидные средства, свои золотовалютные резервы, подобно государству. Расходы велики и кризис ликвидности неизбежен и трудно прогнозируем, даже при самом активном участии богаейших государств.
Современный бизнес вынужден пользоваться оффшорами, так как на этом работают системы оптимизации налогообложения. Бисмарк построил для немцев систему офф-шорных банков, понимая потребности богатых в условиях догоняющего развития. В других странах такого понимания не было, и богатые люди пользуются услугами чужих финансовых систем. Те, кто вступает в мир оффшоров, попадают в зависимость от чуждых сил, которые с самого начала рассматривали их средства как источник покрытия убытков системы. Их изначально ставили их в виноватое положение.
Миру денежных производных, денежно-кредитного мультипликатора кризисы им-манентны. В этом суть системы. Ее хозяева это поняли это уже века назад. Поэтому и правила мира оффшоров изначально запутаны и затемнены из корыстных соображений. Системе жизненно необходимы простаки, которые заплатят за всё и не посмеют жаловаться. Именно поэтому людей сознательно стараются замарать компроматом.
Обман, преступления и спецслужбы являются не случайными факторами системы денежно-кредитного мультипликатора, но фундаментальным неотъемлемой её частью. Россия должна создать свою систему, аналогичную бисмарковской. Пока национальная финансовая система не создана, российские финансисты являются заложниками мировой системы оффшоров. А государство вынуждено держать огромные средства как залоговый фонд для обеспечения этих операций.

<< Previous Day 2006/02/22
[Calendar]
Next Day >>
About LiveJournal.com