begemot

Вводная.

Попробую, как и многие, сделать некий вводный пост, где выделю наиболее важные для меня тексты. К сожалению на Парке, где был архив, их снесли, где смог нашёл в Инете другие ссылки. Ценность того архива была в том, что там видно, более или менее, КОГДА писались эти статьи. Все эти идеи стали банальностью, но до сих пор не реализованы в экономике. И именно на ЭТОМ я и хотел заострить внимание читателей: на очевидности того, что упрямо блокируется в России.
Вместе с Евгением Гильбо в августе 2020 выпустили книжку "История краха СССР"
https://www.youtube.com/watch?v=VI-gl_4qxP8&t=138s
!!!!!Новая книжка осени 2019 года, пока черновик, что доделаю по пожеланиям читателей!!!!!! 11.11. Внёс правки по рекомендациям читателей.
http://worldcrisis.ru/crisis/3472807
Вторая редакция книги, июнь 2020.
http://worldcrisis.ru/crisis/3623966
Или первая редакция  в FB2
https://yadi.sk/i/HdK8QpcgeAam0w

1. Брошюра о деньгах.
В pdf
http://worldcrisis.ru/files/2740007/payidiev_l._stabilizacionnyiyi_fond_k.a4.pdf
2. О деньгах и банковской реформе.
3.  Основы мобилизационной экономики.
Как поднять Россию с колен.
4. О внешней торговле и международном разделении труда. Почему вступление в ВТО для России вредно.

5. О международной валюте и международной финансовой системе.
http://paidiev.livejournal.com/486016.html#cutid1
А это эти же идеи на английском (english)
http://paidiev.livejournal.com/7749.html?view=13258053#t13258053

6.Реформа междунардных финансов назрела.
http://worldcrisis.ru/crisis/124403
7.Мафиозная экономика. Что это такое
http://paidiev.livejournal.com/486633.html#cutid1
http://paidiev.livejournal.com/486345.html#cutid1

8.Новый мир и новая экономика.
http://paidiev.livejournal.com/482657.html
http://paidiev.livejournal.com/482882.html

9. Польза от большого государства
http://paidiev.livejournal.com/486817.html#cutid1

10. Почему в электроэнергетике невозможны были либеральные реформы.
11. О банковских кризисах и их купировании.
Как с ними бороться и почему неизбежны.

Подробнее о теме "Банковские кризисы".
12. Про Украину.
Отдых на Украине.
13. Про здравоохранение.
http://www.opec.ru/1046429.html
http://www.opec.ru/1091494.html
О Семашко
http://www.opec.ru/1090689.html
 Совместно с Гильбо
http://www.opec.ru/1045773.html
14. Дело ЮКОС - наследство дикой приватизации.
15. Россия и Германия.
16. Вспомним Аргентину и курренси боард
http://worldcrisis.ru/crisis/95291

В этих статьях лучше всего изложены мои экономические взгляды. Этими текстами я горжусь. Написаны они гораздо раньше, чем вывешены в инете. Это слегка переработанные докладные записки и рефераты к отчётам по НИР.
Реализация моих экономических идей требует политического обеспечения. Начал думать и на темы политики. Поэтому начал читать, а потом и вести ЖЖ.
http://paidiev.livejournal.com/2005/12/18/
А это почему у меня такой юзерпик. Отличная иллюстрация "Я и комментарии юзеров в моём ЖЖ",
А если читать всё вышеизложенно лень, то вот популярное изложение на АПН.
Экономические мотивы национализма
http://www.apn.ru/publications/article17450.htm
Памяти провалившегося эксперимента
http://www.apn.ru/publications/article11167.htm
Вроде, всё просто, коротко, понятно.
А тут мои материалы на ворлдкризисе. Написаны для упорядочивания дисскуссии на тамошнем форуме. Изложение моих взглядов на экономику.
Например,такой.
А это мои интервью Нейромир-ТВ. Тут я живьём.

Пайдиев на Рой тв

А это на канале Сталинград в 2020 году. Довольно много просмотров.
А это на фейсбуке.

на всякий случай сдублировал ЖЖ на В контакте.
А это на ОПЕК
begemot

Отчего так боятся коммунистов?

В инете какой то обвал текстов про то какие коммунисты изверги и как плохо жилось в СССР. Ну люди, жившие при СССР с раздражением начинают возражать: «к пуговице фактов пришиваете пальто из домыслов и обобщений». По части зверств напоминают историю Великой французской революции, буржуазных революций Нидерландов и Англии. Революция всегда поднимает наверх всякое дерьмо, а вовсе не прекраснодушных мечтателей. Вандея или сожжение сотен тысяч ведьм (почти трети женщин) не лучше Тамбова. Да ии у ельцинистов рыльце в пушку: один «Русский крест» чего стоит.
Оценивать общественный строй или работу политиков надо по условиям рутинным, на длительной перспективе, а не по чрезвычайным обстоятельствам. Что сделали коммунисты с 1945 по 1975? С 1960 по 1990? А что сделали ельцинисты с 1991 по 2021? А?
Причина понятна: выборы на носу. Отсюда и очередной Гулаг и коллективизация в СМИ. НО! Оказывается есть причина и поважнее. Много важнее.
ЕБН сознательно раздувал КПРФ: его реальным политическим  врагом был условный «явлинский», как для путинцев условный «навальный». Так всю оппозицию загоняли под КПРФ. «Или Я или коммунисты». «Никогда Запад не допустит коммунистических каннибалов!»
Но ситуация изменилась. Если бы Зюганов стал Президентом рф, то мелкий негодяй Зеленский просто мог бы умереть от счастья. А руководство НАТО? А Европы? А союзники Европы в политикуме США? А ВПК США?
Ситуация изменилась для ельцинистов кардинально. Количество влиятельнейших сил, мечтающих о счастье видеть Президентом рф Зюганова огромно. Но тот разумно вместо себя выдвинул Грудинина.
И тут до кого то умного во Власти ДОШЛО…
begemot

Дикая истерика бандерлогов.

Истерика бандерлога зелибобы со товарищи не прекращается. Уже просто неприличный визг.

Наконец разобрался в ситуации: у негодяев чудовищные проблемы и внутренние и внешние.

Внутренние: вымогательство взяток с немцев и Газпрома закончилось. Больше не пошуршать векселями швейцарского банка на миллионы долларов. Такое своя стая не простит. В бандах убивают за меньшее.

Внешние проблемы на порядок тяжелее: зелибоба со товарищи крупно подставил США. Они струсили начать войну весной, в итоге США пришлось договариваться с Европой против Китая не с позиции силы, а с позиции слабости. Зеленский для янки оказался хуже Усамы. Такое не прощают, устроят судьбу страшнее смерти.

И вся эта истерика и мелкие пакости России оправданием послужить не могут.

Вот что могут выкинуть мерзавцы для спасения своей шкуры?

Да, не люблю эту мразь. Ни одна республика бывшего СССР не была заинтересована в восстановлении советского экономического комплекса как Украина. Его крах лишал страну не просто отраслей с высокой нормой добавленной стоимости, но просто каких либо источников существования.

Вместо этого исходя из чисто шкурных интересов буквально пары сотен человек из всех сил ТРИДЦАТЬ лет «Украина не Россия». А что?

Германия объединилась к 1870. В ходе войн, где пруссаки убивали саксонцев и баварцев и прочих ганноверцев. Это были вполне развитые старые государства с многовековой историей, разными языками и враждебными религиями. Века свирепых войн.

Франция – аналогично, союз абсолютно разных народов, с разными языками и свирепыми религиозными войнами.

Италия. Создана в 1861. Разница в языке и культуре регионов чудовищная, века войн вполне состоявшихся государств.

И вот Европа объединилась, несмотря на чудовищные различия и многовековые войны.

И тут разорвали на части единую страну, что 350 лет была вместе. Без религиозных войн, с одним языком, с одной кухней (это важно!). И экономически тесно связанных отраслей и регионов.

Это какой гнидой надо быть! Характерно. Но эту аргументацию НИКОГДА не использовали власти рф. Лишь недавно Путин робко и невнятно пару моментов напомнил. Почему так, объяснил Галковский ещё в 2004 году (чего философу простить не могут до сих пор).

Почему слова правды сказали именно сейчас: Украина более не является ресурсом для России, но обузой. Ещё один «кавказский прицеп». Это страна больных стариков и гопников, советское наследство угроблено под ноль.

Проект «Украина» выполнил свою историческую миссию, которую вложили в него создатели ещё в 19 веке. Стране России нанесён чудовищный экономический и политический ущерб, несколько важных её регионов уработаны почти под ноль. «Без Украины Россия не будет великой державой»(с) Так что злобных клоунов ждёт увольнение. Они сами его ускорили весной этого года.

Меня лишь беспокоит: «какой может быть «прощальная гастроль артиста» и его труппы?

kluven

О ПРИЧИНАХ УКРАИНИЗАЦИИ И БЕЛОРУССИФИКАЦИИ


Встречается утверждение, будто б-ки проводили коренизацию ради завоевания поддержки на окраинных территориях. Может быть это справедливо по отношению к ср. Азии или Кавказу, но по отношению к Новороссии, Малоруссии и Белоруссии это заведомо неверно.

Массовые настроения против коренизации на южнорусских и западнорусских территориях подавляющим образом перевешивали настроения "за" неё.

Количество жителей Южной России считавших себя до украинизации "украинцами" в смысле противоположения русскости, а не её местной разновидности, можно порядково оценить по количеству подписчиков украинских изданий, составлявшему около 2 тыс. человек. Разумеется, оценить не буквалистическим образом: с одной стороны, некоторые подписчики выписывали издания вскладчину, некоторые не выписывали их по боязни "административных скорпионов", а с другой стороны, некоторые выписывали не потому, что считали себя нерусскими, а потому что искали издания приближенные к южнорусским диалектам и трактующие о южнорусском селянском быте. Тем не менее, общую порядковую цифру генеалогических южнорусов считавших себя нерусскими это число указывает: таких было от 1 тыс. до неск. тыс. Чем и указывается численность украинского народа на этом начальном этапе его нарождения.

За период революции и гражданской войны это число увеличилось до не вполне известных нам размеров, но вероятно кратно, допустим до 15-20 тыс. чел.

Однако наиболее активная часть этой массы укочевала в 1920 г. с Петлюрой в Галицию.

Таким образом, количество лиц остававшихся после 1921 г. на территории РСФСР+УССР и считавших себя "украинцами" в смысле противоположения русскости, а не её местной разновидности, можно оценить по-прежнему в несколько тысяч чел., т.е. как совершенно ничтожную кучку. Когда советская власть стала разворачивать украинизацию, ей пришлось целевым образом импортировать 50 тыс. галичан -- местных "украинских" кадров не было (согласно дневникам Грушевского, которому организация этого импорта была поручена б-цкими властями). Причём оставшиеся в УССР представляли наиболее пассивную часть украинцев (буйные ан масс укочевали с Петлюрой). Никакого внутриполитического значения эта ничтожная группка не имела, физически могла быть раздавлена движением мизинца, и в общем южнорусском масштабе была неразличима.

Это что касается активистов.

Низовой спрос на украинизацию также отсутствовал. Даже ангажированые по уши авторы вроде Г. Шевелёва (Шереха) вынуждены отмечать, что украинизация встречалась либо в штыки и резкой враждебностью (в городе и в образованном крестьянстве), либо в лучшем случае с холодным безразличием (в сельских низах имевших слабое соприкосновение с высокой культурой и не понимавших, о чём идёт речь в политике их отчуждения от неё).

Проукраиниские силы составляли по окончании гражданской войны в Малороссии и Новоросии примерно ноль, несопоставимую величину сравнительно с прорусскими силами. Если бы советская власть была озабочена приоритетом укрепления своего непрочного кресла, непосредственный расчёт ей был бы предоставить украинство его собственной судьбе, т.е. превращению в управдомов из-за отстутствия спроса. То же и в Белоруссии.

Аппеляция к русскому национализму (и/или примирительная поза по отношению к нему) была бы куда как более непосредственно-выгодной для укрепления большевистского стула, чем украинизация (значение которой в смысле баланса массовых сантиментов было для прочности большевистского стула не просто отрицательным, но радикально отрицательным).

Характерно также, что даже при гипотетическом наличии каких-то карманов спроса на украинизацию (какового не было), большевики могли бы избежать антагонизирования населения, проводя национально-либеральную политику, т.е. проводя украинизацию (образования, культуры, изданий etc.) на добровольной индивидуальной основе, допуская свободное сосуществование обеих культур и предоставляя выбор той или иной личному делу выбирающего. Но большевики пошли именно на обязательную украинизацию, несмотря на то, что она создавала существенные риски для их власти.

Невзирая на свою непрочность и шаткость, большевики пошли на антагонизирование южнорусского и западнорусского населения украинизацией -- и это несмотря на то, что стул, на котором они сидели, был и так весьма непрочен, и не жалея для этого своего невеликого непосредственного прочностного ресурса.

В чём же причина такого выбора и приписывание б-ками украинизации такого приоритета, чтобы идти ради неё на существенные дополнительные риски для выживания большевистского режима?
Чем столь значимым для большевиков была вызвана украинизация, каковы были их мотивы?

* * *

Отвечая словами Слёзкина, "Soviet nationality policy was devised and carried out by nationalists" -- но не украинскими националистами, за отсутствием таковых в качестве значимой силы, а тем альянсом нерусских коммунистических националистов, образуемого вокруг еврейских коммунистических этнонационалистов как наиболее численно значимой и культурно-ресурсообладающей этнонационалистической группы в РКП, который составлял ядро советского руководства. (Другая часть советского руководства складывалась из генеалогически русских поражённых однако этническим автонегативизмом даже на фоне общей деэтнизации великорусов к рубежу 19-20 вв., и поэтому противостоять антирусскому блоку этнонационалистов была не в силе.)

Украинизация была вызвана стремлением альянса нерусских этнонационалистов в коммунистической власти (будущих "новиопов") ослабить русский народ как угрозу для членов этого альянса, и как базу для возникновения таковой угрозы.

Лучше всего эти мотивы описывает Андрий Каминский -- наиболее значительный украинский политический мыслитель XX века; священник, педагог и публицист, галицкий политический деятель, соредактор с 1906 по 1918 г. газеты “Свобода”, старейшего в США украинского органа [1].

«Решено [иудеизировать Украину], а одним из средств проведения иудеизации избрана украинизация.

Почему однако решено иудеизировать Украину, а не например Малороссию?

Иудеизация какой-либо "...россии" – затея рискованная, т.к. "...россия" – это не только Керенский, Львов и т.д, но это также Корнилов, Колчак, Деникин и прочие. Украина же – это Петлюра и другие организаторы державы в его стиле, в наихудшем (для идеи еврейства) случае – Скоропадский, т.е. нечто без воли, без мозга, без нерва, без силы. Это только стихия – как буря, море, землетрясение, часто грозная, но покоряемая интеллектом. Это нечто ни обозначенное, ни определённое; в чём элемент фантазии занимает огромное место. Это хаос как принцип идеи украинства, анархия как принцип державности, и нигилизм и беспринципность в качестве движущего и всё выворачивающего этического принципа. [...] Это нечто, чем не правит никакой идеализм или патриотизм, идеал; это прихоть, каприз или чистый гешефт. Такова из себя Украина: союз хаоса, анархии и этического нигилизма – сила меньшая, чем Эстония или Албания; величина, которую свет видит с 1917 года. На её порабощение достанет обычного еврейского нахальства и наглости.

Добавьте к этому менталитет уже целой российской интеллигенции, которая в огромной части отбрасывала всякую государственность, как Крапоткин или Толстой, или домогалась за ночь добиться такой государственности, к которой Россия шла тяжело и медленно (конституционализм), или такой государственности, к которой не следует идти ни скоро, ни медленно (утопии, невозможные или возможные только в грядущих поколениях).

Отсюда ясно, почему решено иудеизировать и так уже подъюдезованную Украину.

Причём однако украинизация? Ответ прост: старое как свет "divide et empera". На Украине есть население русское или украинское, называйте как хотите, но оно – единое и одностайное. Хохлы или кацапы, говорять по-украински или по-великорусски, но считают себя одним "мы", и в этом "мы" – все украинцы и все "москали", а где не "мы", а "они" – это немцы, поляки, жиды.

Разбить это великое "мы", целых 90% населения на "мы" и "не мы", вырвать из общего, одного "мы" 20-50% сил – это великая идея. Тогда одних можно бить другими, творить погромы "москалей" или "украинцев", кого захочешь, и господствовать.
Вот идея – великая и деструктивная, как сам принцип деструкции – два народа или один, но одно "мы", таки разбить на "мы" и "они"».

(Андрей Камiнський, "Загадка України i Галиччини", Львiв, 1927, стр. 36-38)


Более точное академическое описание потребовало бы замены "жидов" на "альянс антирусских коммунистических этнонационалистов, с еврейскими коммунистическими этнонационалистами в качестве основной организующей силы".

Под националистами, ещё раз, здесь подразумеваются не украинские националисты, в силу численной ничтожности последних, а еврейские, кавказские, польские, татарские этнонационалисты.

Вот, вкратце, и вся история причин украинизациии и белоруссификации.

====================

[1] В действительности “Свобода” была основана карпатороссами, и лишь позднее отбита у них “украинцами” по накатанной схеме русская → руськая → украинськая. Газета североамериканского лемко-союза “Лемко”, вспоминая об этом, писала (18 авг. 1932 г):

Лемкы, братья милы,
[...]
Газеты “Лемко” чытателе!
[...]
Старой назвы не змѣняйте,
Стара назва тверда як бук,
А тверде не до панских рук...
О том памятайте,
Панов не допущайте!
Нашы братья лемкы,
Першы эмигранты,
Русскій Союз оснували
И газету “Свободу” выдали:
Свячені украінці
Им одобрали.
Уж не вѣрте никому,
Ани панови свому!
с митинга
  • krylov

"Антиджугашвили"

Просталинская пропаганда никогда не прекращалась ни в СССР, ни – особенно – в РФ. Но в последнее время Сталин уже лезет буквально из каждого утюга, а из «даже вроде бы приличных людей» вдруг попёрла советчина.

Не нужно при этом думать, что любой джугашвилец и советист – это непременно гебистская шестёрка. Зачем так о людях. Гебистских шестёрок в толпе славящих Джугу не больше, чем членов группы скандирования на каком-нибудь митинге. Просто они лучше организованы и работают профессионально – то есть орут по команде и не слушают криков других людей. Этого вполне достаточно, чтобы заставить всех остальных кричать то, что им надо. Если, конечно, нет другой группы скандирования, которая заряжает своё. Но у антисталинистов группы скандирования нет. Есть отдельные люди, которые не столько орут, сколько рассуждают, что в сложившейся не более эффективно, чем бормотание под нос. А в ситуации, когда беснующаяся толпа с пеной на губах орут «Сталин-Сталин-Сталин!!!!! ААААААА! СТААААААЛИН!!!!! Хотим хотим хотим хотим СТАААААЛИНА!!!!!!!!!!!» в ответ растерянно бормотать «позвольте, но этот человек преступник, он же убил миллионы людей» попросту бессмысленно: не услышат, а кто услышит – не врубится. Надо орать в ответ. И желательно – тоже какое-нибудь имя.

Но тут-то и затык. Общепризнанного «антисталина» у нас нет. И не потому, что у Сталина не было достойных противников или хотя бы достойных альтернатив, а потому, что их было слишком много, и все они были в чём-нибудь да несовершенны и Сталину в этом смысле уступают (что и неудивительно – чистое зло обычно совершеннее, законченнее добра, которое обычно «относительно» и «не так уж и хорошо»), да и друг с другом как-то не очень совместимы. Не говоря уже о том, что «не такое уж они и добро», особенно самые известные. Попробуйте-ка покричите – «Троц-кий! Влас-сов! Сол-же-ни-цын!» Смешно-с? Вот то-то.

Если уж брать по большому счёту, то существует только одна историческая фигура, которая является полной и абсолютной противоположностью не то что какому-то «Сталину», а вообще всей советчине в целом. Это Государь Император Николай Второй, безупречный человек и великий политик, поднявший Россию и русский народ на небывалую высоту – и убитый именно за это. Проблема в том, что советские это прекрасно понимают и из этого исходят – и в течении почти ста лет вся мощь советской пропаганды работала и продолжает работать против «царя николашки». Буквально каждый артефакт советской культуры работал и работает именно на это, а у настоящих советчиков ЛИЧНАЯ НЕНАВИСТЬ к Государю и самой его крови прошита в их мозгах суровой ниткой.

Это вообще основной и главный тест на советчину: если человека начинает трясти от ненависти при одном упоминании Николая Второго в сколько-нибудь положительном контексте – значит, советская косточка, красное нутрецо. Кстати, это не зависит от т.н. «убеждений». Ненавистник Святого Государя может называть себя даже «монархистом». Вот только «монархизм» у него будет особенный, советский – то есть такой «монархист» будет пластаться перед Иваном Грозным и Петром Первым (а то и перед светлой памятью Бату-хана), а настоящим взаправдашним царём считать Иосифа «Бесо» Джугашвили. Ну а Государь Император Николай Второй у такого «монархиста» всегда – «слюнтяй и тряпка», одновременно - «николашка кровавый», ну и, естественно, «жаль, что шлёпнули, некрасиво как-то, но ведь, по правде говоря, заслужил». Прочие так сразу начинают – «хорошо, что шлёпнули, сладко, что шлёпнули, и с выводком, и с выводком, ай хорошо, ай здорово».

Но и у небезнадёжных людей, не пропитанных, а просто придавленных советчиной, эта суровая нитка через мозги продёрнута обязательно. И гебисты могут за неё дёргать сколько им угодно. Потому что перемена отношения к Государю – это не начало, а финальная стадия избавления от советчины. Человек начинает понимать, кем на самом деле был Николай Второй – считай, уже почти здоров. Но у нас-то проблема не со здоровыми, а с больными, и обращаемся мы не к здоровым, а к больным. Точнее, к покалеченным. С шатающимися зубами, которым «твёрдую пищу» предлагать попросту РАНО. Не прожуют и выплюнут, ещё и озлятся.

Так что нужно искать в других местах. При этом некоторые очевидные рецепты, увы, неприменимы, ну или применимы весьма ограниченно.

Например, совершенно бесперспективно противопоставление Джугашвили и послесталинских правителей. Потому что на следующем же шаге выясняется, что Хрущёв – это такой же сталинский палач, только мельче и оттого въедливее, а «добрый» Брежнев соотносится со «злым» «Сталиным» ровно так же, как «добрый следователь» - со «злым следователем». И что тихие спокойные «застойные» годы нужны были именно для того, чтобы тихо, спокойно и со всеми удобствами добивать последних «белых русских», работая буквально по каждому конкретному человечку… Впрочем, и об этом сейчас тоже пока рано, так как люди у нас механизмов функционирования государства, даже простых, понимать боятся, и к тому же приучены «собственным глазам не верить» [1]. И тем не менее, «второй шаг делать придётся – со всеми вытекающими.

Не менее претыкаемы и попытки найти кого-нибудь достойного в «белом стане». При всём уважении к белому движению (и достаточно очевидной связи между ним и нынешним русским «белым» национализмом), у большинства его вождей рыльце в пушку. Не случайно советские относятся к «белогвардейщине» снисходительно, и всяческие «Адмиралы» всплывают не то чтобы часто, но достаточно регулярно. Разумеется, в пределах советского набора «Колчак-Деникин-Врангель». Но уже сам тот факт, что советские позволили своим рабам запомнить эти имена и даже вбивали в голову – уже кое-что об этих именах говорит. И уж точно на «антисталина» никто из них не тянет.

Несколько более перспективным является поиск «антисталина» за пределами СССР. Но и тут заботливо разложены какашки. Чего стоит тот же советский культ Черчилля, насаждавшийся десятилетиями, или специально подложенный отечественным либералам Пиночет (при этом куда как более симпатичный и успешный Перес Хименес известен разве что специалистам [2]). Вообще за пределами стандартного советского супового набора «рузвельт-черчилль, рейган-тэтчер, Пиночет покрошен, польский Папа так брошен» наш человек чувствует себя неуверенно. Тут надо сначала заниматься ликбезом. Но когда в очередной раз поднимается дикий ор «сталин-сталин-сталин-СТАЛИН-СТААААААААААЛИН!!!!!!!!!!», совать ошизевшим людям в руки учебник истории, да ещё и не своей – это как-то не вовремя, что-ли.

Тут, конечно, надо бы «что-то предложить». Но у меня нет такого решения, которое было бы «ну ах» и «как же мы сами не догадались». А вот мнения людей заинтересованных я бы выслушал.

ДОВЕСОК. На эту тему я уже писал - в связи с проектом "Имя России". И, в общем, считаю, что обозначенное там решение ("исторический ликбез") годно в среднесрочной перспективе. Но сейчас я говорю о краткосрочной.


[1] Хотя, конечно, по сравнению с советским обществом прогресс налицо – ну, скажем, мало кто сейчас не понимает, что какой-нибудь Госнаркоконтроль занимается именно что наркоконтролем, а не категорически недопустимой в стране эрефийского типа «борьбой с наркотиками». Впрочем, в большинстве случаев понимание идёт не дальше первого слоя – «они так деньги зарабатывают». То, что слово «контроль» тут относится не только к контролируемому наркотрафику, но и к государственному контролю за населением, уже не всем понятно. Дальше же – вообще стоп-машина.

[2] Впрочем, тут советские – как и во многих других случаях – вполне солидарны с товарищами империалистами, поскольку правление Хименеса и его реальная политика подрывает очень много и «левых», и «правых» мифов одновременно (включая сакрализованную для «правых» тему «невидимой руки рынка» и стандартную левую риторику обязательной «антинародности» «правых» режимов). Зодно замыливается и крайне неприятный вопрос, откуда взялся и кем поддерживается «эль команданте» Чавес.
kluven

ДЕМОКРАТИЯ vs. МОНАРХИЯ


Демократия "работает" и оказывается "демократией в хорошем смысле слова" (ДВХСС) когда есть качественная, станционарная национальная элита -- каковая на деле и правит.

И монархия "работает" и оказывается монархией, а не тиранией (по Платону) когда есть качественная, станционарная национальная элита -- каковая на деле и правит.

Великое различие между монархией и ДВХСС -- в сравнительно второстепенных моментах техники организации правления качественной, станционарной национальной элиты (если она есть). А если её нет -- то не может быть ни монархии, ни ДВХСС. А только район №9.

********************************

РФ КАК РАЙОН №9

«Совершенно обалденный фильм "Район №9" Нила Бломкампа. Над Йоханнесбургом завис гигантский звездолет инопланетян, напичканный техникой и технологиями, которые на века превосходят существующие земные (если таковые вообще есть). Мощнейшее оружие, например. А вот сами инопланетяне - какие-то полу-моллюски, которых как скот свезли на землю, где они и роются на свалках.

Не возникает никакого вопроса тут? Правда, ни у кого? Например, а как же эта высокоразвитая цивилизация дошла до такой ручки? С таким-то мощным оружием? Да с ним можно половину Земли уничтожить, а вторую половину заставить на себя пахать. А тут два миллиона моллюсков лазают по помойкам. В чем секрет такого социального "успеха"?

Он прост. В фильме объясняется, что ВСЯ элита, ВСЕ офицеры, ВСЕ инженеры и т.п. категории экипажа этого корабля по неустановленной причине... ПОГИБЛИ или были уничтожены чем-то неизвестным. Остался простой рабочий скот - необразованные, неграмотные исполнители. Который и дерётся в итоге за резиновые покрышки.

Так вот, этот фильм про то, где оказались русские после серии государственных переворотов, проигрыша в ПМВ, кровавой гражданской войны и экзерсиций людоедских азиатов-коммунистов. На помойке в обнимку с неграми и без своих "старших".

Увы. Последних убили, съели, выгнали. Возможно, они были скверными и плохими, никто не спорит. Но теперь их тупо нет.
Абсолютное большинство стада этого НЕ ПОНИМАЕТ. Они и правда считают этот район №9 (т.е. советский Зомбиленд) - своим, Путина - тоже своим, и верят, что их "старшие" из числа представителей других биологических видов (MNU, нигерийская мафия и так далее), дают им возможность существовать и с ними даже можно иметь дело.

Теперь последний момент.

Разумную активность среди почти 2 миллионов ското-моллюсков ведет лишь некий Кристофер Джонсон, который пытается пробраться обратно на звездолет. Он лазает по помойке не просто так, чтобы пожрать или найти что-то на обмен, а ищет детали для топливного элемента. В фильме вскользь упоминается, что он был на этом корабле... унтер-офицером, связанным с навигацией.

И вот этого уже ХВАТИЛО, чтобы доставить землянам некоторые неприятности. Например, Джонсон с Викусом штурмуют центр MNU, где "креветка" видит, что творят с его соплеменниками жители Земли. Затем он все же пробирается на корабль и улетает. Улетает с такой информацией и не исключено, что потом на нашу планету нагрянет логичная и серьезная зачистка (мочить гадов).

Как не сложно догадаться, ключевой задачей советской власти все ее годы в России является недопущение появления у русских хотя бы своих унтер-офицеров. Я уже не говорю про офицеров. А "рабочее стадо" для Многонационалов не опасно. И не важно, сколько его там - 100 или 50 миллионов. Да хоть миллиард».



********************************

> ключевой задачей советской власти все ее годы в России является недопущение появления у русских хотя бы своих унтер-офицеров


Cтенограмма "едросов" планирующих по поводу "русского вопроса":

Чадаев А.В.: «... в чем может состоять тактическая задача? Тактическая задача состоит в том, чтобы не допустить возникновения русских центров ...» [1]




[1] https://web.archive.org/web/20070503100412/http://www.cscp.ru/clauses/6/2529/
kluven

БЛОКАДА – КОЛИЧЕСТВО ЖЕРТВ И ПРИЧИНЫ ГОЛОДА


«Cтоит говорить о символе блокады – 125 блокадных граммах. На самом деле даже эта цифра сильно приукрашена, она не является подлинным отображением трагедии. Для блокадников 125 граммов – это мера всех вещей, мера голода, но на самом деле это не так. В хлебе есть припек – связанная с мукой вода, в стандартном хлебе он составляет 32%, в блокадном хлебе декабря 1941 года он был доведен до 68% – то есть воды там было в 2 с лишним раза больше, чем по правилам. Кроме того, там было много целлюлозы, у нее калорийность 0%, эта добавка была чистой видимостью. Есть официальная рецептура хлеба за разные периоды, всё это у меня рассчитано. И вот, если мы из этих 125 граммов вычтем воду, 25% целлюлозы, 3 грамма соли и около 18% жмыха, то получается, что на декабрь 1941 года в 125 граммах хлеба содержалось всего лишь 50 граммов муки: 2 столовые ложки с горочкой, и все.

Ещё очень важно знать, что у города было много возможностей накормить население – об этом не говорят никакие учебники. При дивизиях Ленинградского фронта в начале блокады состояло более 60 000 лошадей, благополучно переживших блокаду. Город вымирал, только официальная цифра умерших – 632 тысячи, на самом деле, учитывая умерших на этапе эвакуации, неучтенных – это более 800 тысяч. Думаю, иные цифры исторически не обоснованы. Так вот, люди умирали сотнями тысяч, а лошади питались теми жмыхами и отрубями, которых не давали ленинградцам, из которых можно варить кашу, только на треть менее калорийную, чем овсяная или пшеничная. В то время по штатному расписанию в среднем на пять бойцов приходилась одна лошадь, даже к Балтийскому флоту были приписаны тысячи лошадей. Я проанализировал наградные списки ветеринаров – все они были награждены за то, что не допустили падежа конского поголовья. Кроме жмыха и отрубей, которые спасли бы жизни десяткам, если не сотням тысяч ленинградцев, лошадей кормили костной мукой, из которой можно было бы варить бульоны.

А ещё в городе было много рогатого скота. По официальным данным, на 1941 год в Ленинградской области поголовье только обобществлённого скота вместе с лошадьми составляло более 1,2 млн голов. Понятно, что значительная часть была эвакуирована, с другой стороны, треть тогдашней Ленинградской области за Ладожским озером не была в оккупации, и весь оставшийся там скот был в распоряжении Ленгорисполкома. И возможности привезти этот скот в город были, но его вывезли на восток, в город мясо не поступало.

Данные по запасам хлеба, зерна, круп известны, а вот вопрос о возможностях Ленгорисполкома по снабжению изучен недостаточно. Как традиционно описывается ситуация: город окружен, через Ладожское озеро почти ничего привезти невозможно, поэтому люди стали умирать от голода. На самом деле в городе было достаточно хлеба, достаточно жмыха и отрубей, о которых обычно говорят мало, были овощи. Есть исследования, в которых приводятся цифры: в сентябре 1941 года в городе было около 80 тысяч тонн овощей, это капуста, свекла, морковь, кормовая свекла, картофель. Если разделить это на всех оказавшихся в окружении – и жителей города, и солдат, то получается по 200 граммов на каждого с сентября до нового 1942 года, немало в сравнении со 125 блокадными граммами. В реальности эти овощи были разделены иначе – около 40 тысяч тонн пошло на довольствие военнослужащим и около 40 тысяч мирному населению. Но по карточкам овощи тоже не выдавались, они шли в столовые предприятий и некоторых заведений – для избранных.

Вообще моё исследование позволяет показать в деталях количество продуктов блокадного Ленинграда, которое шло на так называемое спецснабжение. Опубликованы официальные данные ежедневных расходов продуктов на город, и несложно рассчитать, сколько требовалось для отоваривания всех карточек на каждый день по каждому виду продуктов. Мы увидим, что везде реальный расход продуктов на 20–45% выше, чем требовалось для отоваривания всех выданных карточек. Перерасход был слишком значительным, и это позволяет увидеть то, что знали все жители блокадного Ленинграда: в городе существовала большая категория населения, которая снабжалась привилегированно.

Мы знаем расход продуктов, знаем нормы выдачи по карточкам, и расчёты позволяют увидеть даже то, как по месяцам изменялся процентный состав этого спецснабжения. Можно сделать вывод, что из примерно 2,8 млн человек мирного населения блокадного города было от 300 тысяч до 500 тысяч привилегированных жителей, даже в самые голодные месяцы, декабрь 1941-го – январь 1942 года. Кроме скудной нормы по карточкам они получали ещё серьезную норму продуктов, и ни один из таких людей не должен был умереть с голоду. Это каждый 5–7-й житель города, и представители партактива, и работники основных предприятий и учреждений.

Причины такой селекции понять можно, но скажу определенно: в городе было достаточно продуктов, чтобы спасти от голодной смерти всех. Но руководство города так распределило продукты, что та часть населения, которая была на спецснабжении, получала в пять с лишним раз больше продуктов, чем иждивенцы, дети и служащие.

По статистике, только треть всех карточек были рабочими, то есть теми, по которым выдавалось 250 граммов хлеба, а по остальным выдавалось 125 граммов. Фронт вообще ни разу не допускал перебоев с мясом, жирами, сахаром и хлебом. По нормам довольствия, численный состав Ленинградского фронта и Балтийского флота составлял около 660 тысяч человек, все они получали мясные котлеты, мясные бульоны.

Я проанализировал награды интендантских управлений Ленинградского фронта – везде ордена и медали за то, что снабжение поддерживалось в должном количестве. В дальнейшем, в январе 1942 года, по распоряжению Сталина не только довольствие армии было увеличено, но были организованы склады с запасами. Это очень важно знать – в самые тяжкие дни блокады, когда люди умирали тысячами каждый день, рядом с ними склады ломились от круп, жиров, мяса – 20-дневные запасы для фронта, этот запас не уменьшался никогда, а с середины января его увеличили до 30-дневного. Всплеск снабжения по Дороге жизни удивлял многих историков – казалось бы, в январе стали возить продукты тысячами тонн… [...]

Когда Ленинград умирал от голода, лошади на соседнем Волховском фронте съедали в день столько овса, сколько съедал пшеницы весь город. Понятно, что лейтенанты не могли отправить лошадей самоходом, тут вопрос к высшему командованию: зачем Волховскому фронту 70 тысяч лошадей, которых можно перегнать в город и не дать никому в нём умереть? И овёс, который они съедали, можно и нужно было привезти в город. Но этот овёс машины возили на ленинградские склады для этих лошадей – всё известно, и сколько они привезли, и какие были запасы, всё время увеличивавшиеся.

Ещё очень важно знать, что тогда Ленинградская область выращивала много зерновых. В 1940 году зима была снежной, урожай большим, и убрать его в основном успели. Он активно вывозился, так же как и госрезерв. В воспоминаниях сына Микояна есть известный фрагмент о том, что Жданов говорил: ленинградские склады переполнены, не везите больше. Люди удивляются, они не понимают, что это не Москва привозила хлеб в блокадный Ленинград, а шёл массовый привоз из областных хозяйств, в конце лета склады действительно были переполнены. Это нормально – как и то, что хлеб вывозили из города, другое дело, почему потом не привезли обратно. А потому что было распоряжение – ни грамма хлеба врагу. Треть области не была под оккупацией – не по площади, а по численности населения сельских районов, государству было сдано около 170 тысяч тонн хлеба, это огромная цифра.

Когда современный человек читает про блокаду, он представляет Ленинград как беззащитный город, где хлеб не растёт, и Москву, которая должна прислать нам хлеб и не присылает. Но это не так. Ленинградская область в мирное время обеспечивала себя хлебом наполовину, а в 1941 году туда свезли хлеб из оккупированных районов, так что она могла обеспечить хлебом не только себя и блокадный Ленинград, но и всю страну, что и происходило. Под руководством горисполкома хлеб из Ленобласти отправлялся в тыл страны. А в Ленинград до конца декабря привезли всего 23 тысячи тонн сначала по воде, потом еще 12 тысяч тонн по Дороге жизни. Самолетами возили не хлеб, а высококалорийные продукты – пять тысяч тонн копченостей, пищевых концентратов для привилегированных слоев населения. Но учитывая количество сданного хлеба, город, конечно, можно было обеспечить. И транспортные возможности были: 1,5 тысячи тонн груза в день – это одна большая баржа или две средних, но, к сожалению, возили одну баржу в два дня. А баржи и буксиры были, и огромное количество катеров, и корабли Ладожской военной флотилии. Но вопросы транспортировки никогда не стояли остро для властей города – повторяю, власти знали, что в городе есть 80 тысяч тонн овощей, десятки тысяч лошадей, поголовье скота, да ещё госрезерв. Мы знаем его общую стоимость и наименования того, что хранилось на складах, из этого можно заключить, что на сентябрь 1941 года там было около 5 миллионов бутылей подсолнечного масла, 10 миллионов полукилограммовых банок мясных и рыбных консервов и 5 тысяч тонн сахара.

– Так почему же был такой страшный голод?

– Задача кормить население перед тогдашними властями не стояла. Стояла задача кормить армию – это без вопросов. Кстати, вот еще неприятная, горькая правда: количество окруживших город нацистских и финских солдат было вдвое меньше, чем солдат и матросов на довольствии внутри окруженного города. Это неприятно слышать, но это так. Более того, в октябре 1941 года норма довольствия советского военнослужащего была выше нормы довольствия немецкого и финского военнослужащего. То есть в то время, как население скатывалось к порогу голодной смерти, армия внутри блокадного города съедала в два раза больше, чем съедали в тот же самый день окружившие город немецкие и финские части.

Существует книга ответственного за блокадное снабжение Дмитрия Павлова, который в январе 1942 года был назначен начальником Управления продовольственного снабжения Красной армии, и он в своей книге четко и честно написал, что в Красной армии нормы довольствия были выше, чем в нацистской и в любой другой армии мира. Правда, в ноябре 1941 года эти нормы были урезаны, и советский солдат на Ленинградском фронте стал получать всё-таки поменьше, чем фашист, в декабре ещё меньше, но уже в феврале нормы довольствия полностью восстановились.

Остались воспоминания блокадников о том, как военные приходили в город и кормили людей. И военные вспоминали, что у них в вещмешках были консервы, картошка, а в это время вокруг умирали люди. Конечно, тыловым частям тоже было голодно, я даже рассматриваю самое минимальное голодное меню в тыловой части Ленинградского фронта: на завтрак небольшая тарелка жидкой каши с ложкой подсолнечного масла и двумя кусками хлеба и стаканом чая с одной ложкой сахара, на обед – полмиски мясного бульона средней жирности, маленькая порция макарон с небольшой мясной котлетой и двумя кусками хлеба, и на ужин – то же, что на завтрак. Это в самое голодное время, когда дети, иждивенцы и служащие получали 125 блокадных грамм, в которых, как я уже сказал, на самом деле было не 125, а всего 50 граммов муки, – в это самое время тыловые солдаты ели мясные котлеты и мясной бульон.

– То есть если бы власти хоть немного честнее распределили продукты, никакого мора не было бы?

– Конечно! Никаких сомнений. Военных было 660 тысяч, и тех, кто получал спецпитание, – 300–500 тысяч, так что людей, питавшихся нормально, был миллион, остальных – 2,5 млн. И, конечно, можно было организовать дело так, чтобы никто не умер. Но власти не были в этом заинтересованы. Поведение властей было совершенно таким же и в других городах: когда из Одессы происходила эвакуация, население переставали кормить, а фронт кормили в достаточном количестве. То есть Ленинград осенью – зимой 1941–1942 годов оказался в таком же положении, в каком оказывались практически все прифронтовые города Советского Союза, из которых происходила эвакуация.

Правила были общие: вывезти все продовольствие, оставшееся скормить в первую очередь фронту и наиболее привилегированной части населения, до остальных, которым грозила оккупация, дела не было. Известно, что в октябре 1941 года Сталин абсолютно реально планировал сдачу Ленинграда. Конечно, он этого не хотел, но сегодня всем известно, что об этом шли переговоры – он боялся, что Ленинградский фронт сдастся, что будет точно так же, как в киевском котле, как в ржевско-вяземском котле, и его подход был понятным, прагматическим, безжалостным и привычным. Удивляться тут не следует. У нас любят повторять, что к 1 декабря хлеб закончился, и военный совет фронта даже обсуждал, не прекратить ли вовсе выдачу хлеба в Ленинграде – да, такое действительно было. Так вот, в тот самый момент, когда они это обсуждали, в городе было на 20 дней запасов для фронта, было более 10 тысяч тонн жмыхов и отрубей, которыми можно было кормить людей, было достаточно мясо-костной муки для варки бульонов, еще были овощи и картофель, но они шли для фронта и для спецснабжения, снабженцы получали ордена и повышения по званию. У нас в городе был батальон служебных собак, и они всю блокаду получали достаточно пропитания, и командир этого батальона получил свою медаль за качественное содержание собак, всех сохранили, даже не пришлось привозить с большой земли. А еще была собачья школа-питомник НКВД – тоже на довольствии.

– И ни у кого из начальников не шевельнулась мысль пожертвовать животными и спасти людей, детей?

– Высшие начальники действовали прагматично, низшие просто выполняли приказ. Они сами получали достаточное довольствие и наблюдали картину массовой гибели людей от голода. Отвечавший за снабжение Ленинграда товарищ Павлов был повышен и назначен начальником снабжения всей Красной армии. Он потом написал книгу, где приведены первые официальные цифры, которые правдиво показывают картину снабжения блокадного Ленинграда. Этих цифр было недостаточно для составления математической закономерности, но постепенно количество цифр увеличивалось и наконец стало возможно решить эту большую систему уравнений. Конечно, нам предстоит ещё получать новые данные, новые документы, будет всё больше ясности, но и сейчас общая картина уже видна. И главный вывод такой: у города были возможности перевезти через небольшой участок Ладожского озера продовольствие, перегнать скот по льду, но этого не было сделано, потому что не было соответствующего приказа и не было стремления власти этим заниматься. Ну а жертвы потом были героизированы – опять же во благо власти. Ни одна строчка этого исследования не умаляет подвига рядовых жителей нашего города, а, наоборот, показывает их – преданных, оставленных на произвол судьбы, умирающих, беззащитных – в ещё более героическом свете.

В статьях Николая Савченко его главный вывод звучит еще более жестко: “Власти просто решили сохранять для лиц на “спецснабжении” высокую калорийность норм питания и делали это за счет большинства населения. Нисколько не снимая ответственность за жертвы мирного населения Ленинграда с противника, мы имеем все основания сказать, что власти города во главе с А.А. Ждановым так перераспределили запасы продовольствия, что тем самым спровоцировали массовую смертность населения осажденного города”».

https://www.severreal.org/a/30389979.html




«В настоящее время единственным официальным документом, претендующим на определение численности жертв блокады, являются "Сведения Комиссии Ленинградского Горисполкома по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников о числе погибшего в Ленинграде населения". Документ датирован 25/V 1945 г. и подготовлен для Нюрнбергского процесса. Согласно этому документу, в период блокады погибли 649 000 человек: 632 253 человека умерли от голода, 16 747 человек убиты бомбами и снарядами. Согласно титулу документа, он определяет численность тех и только тех блокадников, которые погибли непосредственно в черте города».

«Опубликованные документы рассекреченных архивов позволяют уточнить наши представления об общем числе жертв голода и воздушной агрессии посредством вычитания суммарной численности ленинградцев, переживших всю блокаду, и эвакуированных блокадников из общего числа населения к началу блокады.

До войны в Ленинграде проживали около 3 миллионов человек (ЦСУ СПб, цит. по Н.Ю.Черепениной, 2001-а). Из общего числа жителей блокадного кольца 100 тысяч ленинградцев были мобилизованы на фронт («Блокада рассекреченная», 1995). До начала блокады были эвакуированы 448,7 тысяч ленинградцев (Отчет Городской эвакуационной комиссии, 1942). Следовательно, к началу блокады население Ленинграда насчитывало около 2 миллионов 451 тысячи человек. К последнему месяцу блокады (январь 1944 г.) в Ленинграде оставалось 557 760 человек (Черепенина Н.Ю., 2001-б). Общая численность ленинградцев, эвакуированных в период блокады, составляет около 840,6 тысячи человек. Следовательно, непосредственно в блокированном Ленинграде не умерли около 1 миллиона 398 тысяч человек. Таким образом, на долю погибших непосредственно в Ленинграде приходится около 1 миллиона 53 тысяч человек. В процессе эвакуации умерли 360 тысяч ленинградцев (см. выше). Таким образом, имеются основания считать, что, в общей сложности, жертвами блокады стали свыше 1 миллиона 413 тысяч человек, что составляет 57,6% ленинградцев на начало голода и 47 % по отношению к трехмиллионному населению довоенного Ленинграда (это число приближается к данным отчета Городского управления предприятиями коммунального обслуживания, по разделу "Похоронное дело")».

http://old.journal.spbu.ru/2009/08/6.shtml

Этм подсчёты, однако, не включают беженцев из западных районов СССР. К началу войны за городской чертой Ленинграда скопилось огромное количество беженцев. Они стояли таборами и тихо умирали. Их никто не считал. (Свидетельство Д.С. Лихачёва в документальном телефильме https://en.wikipedia.org/wiki/Russia%27s_War:_Blood_upon_the_Snow). Сам Лихачёв полагал, что количество жертв блокады ближе к 2 млн. человек.